Новости компании
28.09.2016

Генеральный директор АО «РТКомм.РУ» Александр Роговой ответил на вопросы J'sonTV о современном состоянии и перспективах развития рынка спутниковой связи России.

Александр Роговой: «Интернет для всего человечества без ограничений!»


Json.TV в рамках цикла передач по поддержке российского космоса взяло интервью у генерального директора АО «РТКомм.РУ» Александра Рогового. С некоторыми сокращениями делимся с вами этим интересным материалом о современном состоянии и перспективах отечественного и зарубежного рынка спутниковой связи.


Полностью видеоролик можно посмотреть по ссылке: http://json.tv/ict_video_watch/sputnikovaya-svyaz-aleksandr-rogovoy-rtkomm-20160921032507

Геннадий Хворых: Александр, здравствуйте. В начале несколько слов о компании «РТКомм». Чем занимаетесь, какие цели, задачи?

Александр Роговой: Мы – центр компетенций по спутниковой связи группы компаний «Ростелеком». Предоставляем услуги всего существующего спектра спутниковой связи на всей территории Российской Федерации. Наши клиенты – непосредственно «Ростелеком», различные государственные органы, крупные корпорации. Надеюсь, в ближайшее время будут физические лица и малые предприятия. Планируем развитие и этого сегмента тоже.

Геннадий Хворых: Спутниковые активы «Ростелекома» как выглядят, расскажите.

Александр Роговой: Довольно разветвленно. Наши наземные площадки, так называемые хабы, или центры связи, расположены по всей стране. Мы продолжаем строительство наземных спутниковых станций в С-диапазоне – закончили строительство в Сабетте, в ближайшее время заканчиваем Норильск. А еще у нас есть ЗССС на Курилах, Чукотке, в Якутии.

В развитии РТКОММ есть свои нюансы, связанные с тем, что наш акционер прокладывает оптоволокно по всей стране. Последний по времени подобный крупный проект – Магадан и Камчатка.

Геннадий Хворых: Это повлияет на изменение соотношения волокно-спутник?

Александр Роговой: Естественно. Спутниковая связь априори не может конкурировать с волоконно-оптической, с фиксированной связью ни по скоростям, ни по стоимости. Но при этом в стране есть места, где без этого не обойтись.

Даже там, куда приходит волокно, спутник все равно остается в качестве резерва, в первую очередь. В жизни случаются всякие обстоятельства. Никто не вправе оставлять целые субъекты без связи, поэтому резервные спутниковые каналы все равно остаются. Плюс мы понимаем, что волокно присутствует не везде, поэтому на тех территориях, где его нет, С-диапазон и спутниковая связь в целом останутся востребованными.

Геннадий Хворых: Александр, можете оценить в цифрах, какова доля спутниковой связи в структуре телекома?

Александр Роговой: Незначительная. Это порядка 1 %, если в целом брать рынок. Но мы надеемся на развитие спутниковых технологий, которые помогут если не принципиально изменить картину мира, то, во всяком случае, несколько усилить спутниковые позиции.

Геннадий Хворых: Можете о них рассказать?

Александр Роговой: Пока они находятся на уровне проектов, к сожалению. Но я говорю о тех, которые в принципе звучат. Есть проект Facebook, OneWeb. К сожалению, это пока американские проекты. У нас в России есть какие-то мысли на эту тему, но я не слышал, чтобы они стартовали как проекты. Идея этих проектов – поднять массовый интернет в космос и покрыть им территорию всей планеты Земля. Проект, не без оснований, вызывает достаточно много скепсиса. Но разработки такие есть.

Геннадий Хворых: Какого плана?

Александр Роговой: Это довольно масштабный проект. Инициаторам нужно запустить значительное количество спутников. Я боюсь ошибиться в цифрах, но звучало порядка 600-700 единиц. Они, конечно, значительно меньше существующих по размеру. Сейчас они заявляют скорость порядка 50 Мб в прямом канале и порядка 15 обратно, что весьма существенно, но при этом покрытие не ограничено. То есть мы перестаем обращать внимания на роуминг, мы забываем про то, что такое отсутствие сети, потому что связь появляется везде.

Я слышал высказывание господина Цукерберга, который сказал, что он готов дотировать связь для различных удаленных населенных пунктов, лишь бы у них появился интернет, который поможет ему доставлять всем людям без исключения свой контент.

Жизнь не стоит на месте, жизнь развивается. Если массовый интернет поднимется в космос, с высокой долей вероятности мы увидим серьезнейшие изменения в человеческой жизни.

Геннадий Хворых: Несколько слов о потребителях. Можно по секторам рассказать, кто ваши потребители, какие акценты ставите.

Александр Роговой: Я говорил уже про операторский бизнес, который у нас есть. Есть еще довольно большой кусок – это VSAT. Я для себя это называю простым языком – последние мили. От магистрали должен быть какой-то маленький кусочек, который дойдет до конкретного потребителя. Это востребовано у государственных органов, у больших корпораций на тех территориях, где нет устойчивого приема связи других видов. Для частных лиц это довольно дорого, потому что потянуть комплект оборудования, который для этого требуется домохозяйству, по тем ценам, которые есть на сегодняшний день, довольно сложно, с одной стороны и с учетом тех скоростей, которые это дает, наверное, нецелесообразно. Это бизнес, устоявшийся, понятный, он существует много лет.

С развитием технологий появилось новое направление, новый спутниковый диапазон связи Ка, который позволяет давать весьма существенные скорости порядка 40 Мб в прямом канале и порядка 12 в обратном за относительно невысокие деньги для спутникового рынка.

Как нам кажется, этот вид связи будет интересен тем домохозяйствам, которые пригодны для круглогодичного проживания в отдаленных селах, небольших городах, где нет волокна, в пригородах больших мегаполисов, даже в некоторых довольно крупных городах, где существует малоэтажная застройка. Не секрет, что даже в Подмосковье есть большое количество маленьких населенных пунктов, где волокна нет, лишь мобильная связь, причем не очень устойчивая в силу специфики расположения. Кроме того, при весьма существенной скорости это принципиально новый уровень качества. Мы уже запустили услугу на двух российских спутниках АМ5, АМ6. Сейчас потихоньку «раскачиваем» европейскую часть. От первых подключенных абонентов мы фиксируем пока только позитивные отзывы. Жизнь не стоит на месте, людям нужен интернет. Люди привыкли к интернету. И новая технология позволяет им этот доступ получить.

Более того, мы надеемся, что на базе этой технологии мы сможем развивать прочие жизненно важные для отдельного домохозяйства услуги. Я имею в виду и видеонаблюдение, и так называемый умный дом, и прочие вещи, связанные с определенным уровнем развлечения и комфорта, к которым часть людей уже привыкла, а кто-то для себя их только открыл. Поэтому это скорее даже не доступ в интернет. Это доступ в новый мир для тех, у кого его по тем или иным причинам не было или нет в конкретном месте.

Старт продаж в этом новом для нас сегменте мы наметили на следующий год.

Геннадий Хворых: Александр, часто обсуждается спутниковый ресурс. Много, мало его, как он изменится, достаточно ли?

Александр Роговой: По нашему мнению, времена дефицита спутникового ресурса прошли. Мы сейчас пока не фиксируем переизбыток ресурса, но дефицита уже нет. Знаем про планы наших коллег, которые запускают эти спутники, создают новые борта и надеемся на то, что ресурса станет еще больше. Здесь есть и наш корыстный интерес как оператора связи, потому что мы надеемся, что начнется некая конкуренция среди владельцев ресурсов и это скажется на цене. На самом деле, если говорить более социально ответственно, в этом заинтересованы все. Потому что чем ниже будет цена, тем ниже мы дадим свою цену для нашего конечного абонента, тем больше будет абонентов и тем эффективней будет экономическая картинка.

Геннадий Хворых: Мы можем сравнить эллиптическую и низкоорбитальную спутниковую связь, если их правомерно сравнивать? Что лучше, что важнее?

Александр Роговой: Я бы не сравнивал, что лучше, что хуже, что важнее, что не важнее. Они абсолютно друг друга дополняют. И в идеале нам бы получить все. Если позволите, опять вернусь к OneWeb. Это низкоорбитальная группировка. У них в акционерах и в инвесторах присутствует Intelsat – один из крупнейших владельцев группировки геостационарных спутников. Казалось бы, они же прямые конкуренты. Но, оказывается, нет. У них есть интерес и там, и там, потому что услуги могут быть оказаны разные. То же самое с высокоэллиптической связью. Мы понимаем, что на полюсах без высоких спутников особо ничего работать не будет. Поэтому, на мой взгляд, это взаимодополняющие виды.

Геннадий Хворых: Я правильно понимаю, что проект OneWeb, о котором Вы упоминаете, это в контексте парадигмы использовать спутники малого веса, малых габаритов. Мини-спутники. Ваши ощущения – это концепция оправдывает себя или пока только виртуально?

Александр Роговой: Я как сторонник всего нового хочу верить в то, что она себя оправдает. О причинах я уже рассказывал. Мы действительно получим качественно новый уровень связи. Пока проект развивается. Жизнь покажет, насколько успешно.

Геннадий Хворых: Могут ли появиться новые игроки на рынке операторов спутниковой связи?

Александр Роговой: Нам бы этого очень хотелось, потому что, на мой взгляд, чем спортивней мы выглядим, в конечном счете это сказывается на качестве наших услуг, а соответственно, на качестве жизни наших абонентов. Поэтому мы за конкуренцию. С другой стороны, объективно рынок в том состоянии, в котором находится сегодня, не очень привлекателен для новых игроков, потому что волокно действительно прокладывается, от больших каналов отказываются, мобильные сети также развиваются, поэтому, безусловно, спутниковая связь на сегодняшний день испытывает в очередной раз давление прогресса, и здесь важно, чтобы именно в этой отрасли произошло технологическое новшество.

Геннадий Хворых: Уточню про ваш рынок провайдеров спутниковых услуг связи: каковы перспективы, каково развитие?

Александр Роговой: Мы в это верим, за счет опять же этой новой технологии. К сожалению, на сегодняшний день спутник большинством людей, которые о нем знают и которых не так много, воспринимается как связь очень медленная и очень дорогая. И это существовало десятилетиями. Понятно, что за один день изменить такую парадигму восприятия невозможно. Поэтому прикладываем все усилия, чтобы объяснить, что ситуация изменилась. Это действительно несколько дороже, чем все остальное, но уже отнюдь не медленно. И если мы возьмем уровень качества, то он весьма серьезный. И где-то мы можем и с мобильщиком конкурировать по устойчивому приему сигнала. Поэтому мы видим точку развития рынка именно в этом сегменте и именно в этом диапазоне. Предыдущие диапазоны стабильны, и они останутся стабильными, без спутниковой связи мы вряд ли останемся, потому что экономически нецелесообразно везде прокладывать волокно и везде ставить базовые станции. Чудес не бывает. Спутник нужен, он останется, но развитие должно быть за новыми технологиями, о которых я рассказывал.

Геннадий Хворых:  Такие потребители, как морские суда, самолеты, представляют область ваших интересов?

Александр Роговой: В большей степени суда. Морские, речные.

Мы уже организовали на нескольких судах каналы связи. Мы с партнерами планируем проекты по установке нашего оборудования например на скоростные поезда. Наши партнеры – разработчики оборудования – провели довольно успешный проект в Китае, и мы смотрим, чтобы здесь организовать то же самое.

Геннадий Хворых: Пассажиры хотят интернет в поезде?

Александр Роговой: Пассажиры остро нуждаются в интернете в поезде. Многие, наверно, ездили на «Сапсане». Я знаю, что такое, когда у тебя прерывается связь. Это настолько уже вошло в наш обиход, что без доступа к интернету становится просто некомфортно. Хотя раньше об этом никто и не задумывался.

Геннадий Хворых: В завершение вопрос, связанный лично с вами. Насколько я понимаю, вы держите руку на пульсе, консолидируете все активы крупнейшего российского оператора. Что вас вдохновляет в работе?

Александр Роговой: Я живу мечтой о том, что спутниковый интернет, о котором я столько сегодня говорил, станет интересен и популярен. Появятся проекты, пусть не OneWeb, что угодно. Проекты, которые массово поднимут интернет в космос. Появится обширный интернет вещей.

Не секрет, что уже есть прототипы прорывных технологий и их большое количество. Например, беспилотный автомобиль. Он же должен каким-то образом управляться. Мы же понимаем, что для этого нужна устойчивая связь. А что это, кроме спутника, если взять территорию нашей страны?

Потом, огромное количество территорий, где есть туристы, где понадобятся кнопки вызова экстренных служб. Это уже есть, но это должно быть массово. Мне нравится подход «интернет для всего человечества, без ограничений». Тогда мы станем друг другу ближе. И ради этого я каждый день хожу на работу, мне хочется, чтобы эта история получилась, и я в это верю.

Возврат к списку новостей